Поздний импрессионизм — impression и реальность

Автор: Мармор Майкл – доктор медицины, офтальмолог Стенфордской университетской школы медицины, автор двух книг о глазных болезнях различных художников
Другие публикации этого автора
15.09.2012 19:22

Автор картины: Клод Моне.

Автор картины: Клод Моне.

Сохранились многочисленные медицинские документы, которые подтверждают, что выдающиеся импрессионисты Клод Моне и Эдгар Дега страдали офтальмологическими заболеваниями. Настоящая статья использует современные знания в области медицины и возможности компьютерной симуляции для того, чтобы проследить влияние на стиль полотен той или другой офтальмологической патологии.

Чтобы симулировать эффект заболевания, изображение таблицы для определения зрения было модифицировано при помощи программы «Фотошоп». Размывание Гаусса было наложено на изображение с целью снизить его четкость в соответствии с разными уровнями остроты зрения.

Подобные метаморфозы произвели и для симуляции изменения зрения Дега и Моне на различных стадиях заболеваний.

Эдгар Дега (1834–1917) имел макулярную дистрофию. Он впервые упомянул о «слабости зрения» в середине 1880-х, хотя в то время еще мог читать газеты. Из клинического опыта мы знаем, что при этом его зрение должно было быть — 0.5–0.4. В 1890-х Дега часто упоминал в своих письмах о слабом зрении и сложностях с письмом и чтением. В то же время его почерк сделался крупнее, менее равномерным. Центральная острота зрения художника, скорее всего, снизилась до 0.1–0.2. К началу же ХХ века его зрение упало до 0.1–0.05.

Изменения в стиле Дега достаточно четко коррелируют с прогрессивным изменением остроты зрения. Его работы в 1880-х были выполнены достаточно детально, с очень четко прописанными тенями и подробностями одежды. В 80–90-х он продолжал рисовать те же объекты, но линии теней, детали лиц, волосы, складки одежды становились все менее дифференцированными.

Рисунок обнаженных купальщиц показывает изменения в стиле (меньше дифференцированных деталей с течением времени, приблизительно с 1885 до 1910 г.). А: «Женщина, расчесывающая волосы» (1886 г., пастель, Эрмитаж), b: «После ванны» (1889–1890 г., пастель, Картинная галерея, Лондон), c: «Женщина, сушащая волосы» (1905 г., пастель, Картинная галерея, Пасадена). Те же рисунки были отретушированы сообразно остроте зрения Дега ко времени их создания: d: «Женщина, расчесывающая волосы» была заретуширована до остроты зрения 0.4, e: «После ванны» заретуширована до остроты зрения 0.2, f: «Женщина, сушащая волосы» заретуширована до остроты зрения 0.05. Обратите внимание, что тени кажутся более мягкими и более натуральными на ретушированных изображениях, чем на оригинальных работах.

Размер мазков кисти прогрессивно увеличивался в соответствии со снижением остроты зрения художника на протяжении трех десятилетий. После 1890 г. этот эффект был уже сильно выражен, и многие картины Дега стали характеризоваться яркими мазками, не характерными для его раннего стиля. Линии тела сделались нечеткими, на изображения накладывались яркие пятна, практически не были детализированы лица и одежды. Свои работы Дега писал на все более и более крупных листах бумаги. Как сказал один критик, «эти скетчи являются трагическими свидетельствами борьбы художника против своей немощи».

Можно задать вопрос, преднамеренно ли хотел Дега, чтобы эти изображения попали к нам в том виде, в котором мы знаем их сейчас, почему он продолжал работать, несмотря на очевидное отличие его рисунков от традиционного стиля? В какой-то мере мы можем получить ответ, осознавая, как он сам видел свои работы. Показаны те же картины, измененные путем компьютерной симуляции до уровня остроты зрения Дега на тот момент, когда он их писал. Компьютерная симуляция не изменила цвет, т. к. при макулодистрофиях изменение цвета очень небольшое. Впечатляющей находкой явилось то, что затуманенное зрение художника смягчало основную массу грубой графики мазков и контуров. Можно даже сказать, его работы выглядят лучше из-за нарушения зрения. Основной целью Дега было изображение пластики субъектов в пространстве, а характеристики пластики легко различимы даже при низком зрении. Дега наверняка знал, исходя из тактильных ощущений, а также, возможно, при ближайшем рассмотрении, что использует грубые линии.

Но, отходя от своих работ, он достаточно хорошо видел контурируемые изображения обнаженных натурщиц и танцовщиц.

Это был эффект улучшения изображения на расстоянии, который давало слабое зрение. Для Дега эти поздние работы выглядели очень близкими к ранним, художник не мог даже вообразить себе, какое впечатление они производят на зрителя с нормальным зрением.

У Клода Моне (1840–1926) была совсем другая ситуация. Мы знаем из медицинских записей и писем, что у него были катаракты, которые особенно сильно прогрессировали в течение десятилетия, начиная с 1912 по 1922 г. Моне жаловался только на незначительную степень изменения остроты зрения и не имел особых проблем в повседневной жизни, его острота зрения в 1912 г. была, скорее всего, не менее 0.4. Но в 1914–1915 гг. сложности со зрением становились все более серьезными. Он писал, что «цвета не имеют уже прежней интенсивности… красные стали выглядеть какими-то грязными… мои рисунки становятся все более темными». Он не мог уже больше выбирать цвета, как прежде: «Приходится просто полагаться, с одной стороны, на надписи на тюбиках с краской, с другой, — на силу привычки и собственный опыт». Сравним фотографию сада Моне и его рисунок, сделанный в 1899 г. (когда зрение художника еще не было нарушено). Можно почувствовать, как тот же сад выглядел бы в глазах Моне приблизительно в 1915-м. Основные цвета еще различимы, но преобладает общее пожелтение, а множество мелких полутонов исчезло.

Картины Моне «Пруд с водными лилиями» и «Японский мостик в Живерни» изображают пруд и мостик до изменения остроты зрения (1899 г., масло, холст), и — та же фотография мостика, затуманенная так, как если бы она виделась через средней выраженности нуклеарный склероз, снова та же фотография моста, как она видится через выраженную катаракту с остротой зрения 0.1.

А вот картина Моне «Пруд с водными лилиями» сделана художником с катарактой средней выраженности (1915–1917, масло, холст, Париж); то же изображение, как если бы оно виделось через катаракту.

Картина Моне «Утро с плакучими ивами» — детали левой части нарисованы после экстракции катаракты (1915–1926, масло, холст, Париж). Между 1919 и 1922 гг. Моне четко осознавал, что цвета изменились, «потерялись в желтом тумане». Его сад стал выглядеть удручающе одноцветным. Есть медицинская запись о его остроте зрения в 1922 г. — его более здоровый глаз видел 0.1.

Так же, как у Дега, у Моне ясно выражены перемены в стиле во время прогрессивного падения зрения (рисунки пруда с лилиями, которые были сделаны в 1899, 1917 и 1922. Поздние картины почти абстрактны и выполнены преимущественно в красно-оранжевых и зелено-голубых тонах, которые совершенно отличаются от мягких полутонов, характеризующих все раннее творчество импрессиониста.

Картины Моне с японским мостом были выполнены в период наибольшего снижения зрения. «Японский мостик в Живерни» (1918–1924, масло, холст, Париж) — эта версия нарисована преимущественно в оранжевых и голубых тонах. Приблизительно так видел Моне мост через выраженную катаракту со зрением 0.1. Обратите внимание на удивительное цветовое совпадение цветовой гаммы в и d, несмотря на различия цветовых гамм а и с.

В конце концов, Моне согласился на операцию, которая была проведена в 1923 г., после чего он уничтожил очень много своих поздних холстов. Дошедшие до нас работы сохранились лишь потому, что были спасены его друзьями и членами семьи. Художник восстановил уверенность в правильности цветового восприятия и с 1924 г. усиленно работал над переделкой полотна «Водные лилии», которое сейчас находится в Париже. Надо отметить, что его стиль к этому времени совершенно однозначно вернулся к стилю ранних работ.

Эффект макулодистрофии Дега проявлялся, в основном, в затуманивании зрения и возникновения нечетких контуров.

Поэтому его работы ему самому казались гораздо мягче, чем они воспринимаются нами. Флер тумана на его картинах создает определенный стиль Дега. Как теперь мы понимаем, он воспринимал их как гораздо более мягкие, чем это видится нам. Снижение зрения Моне не изменило базового стиля импрессионизма, но изменение цветовосприятия нарушило волшебную гамму полутонов, свойственных его раннему стилю. Он знал о своем нарушении, но считал, что компенсирует его опытом. Сегодня нам трудно понять, как он сам воспринимал свои работы и хотел ли он, чтобы мы видели их такими.

Картины создаются по многим причинам, включая исторические, культурологические и экономические; художник сам вправе выбирать различные цветовые гаммы, разные стили. Степень достоверности изображения определяет сам автор, и неправомерно было бы предположить, что неестественно изображенная фигура говорит о нарушении зрения, а искажение цветов — о нарушении цветовосприятия.

Однако наблюдения за изменениями стилей Моне и Дега и сопоставление с медицинскими записями дают возможность проследить, как художники боролись со своей болезнью и как она повлияла на их наследие.

Вам нужна консультация? Хотите узнать больше? - Обращайтесь.

Коментарии

Загрузка...

 
 
Офтальмологические события
 
Facebook